Мужское и женское

Категория: Статьи

Дата публикации: 2014/11/09 | Комментариев нет

Современное общество, разрываемое противоречиями, обнаруживает ряд тенденций, которые выглядят как будто специфическими для нашего времени. Одной из таких тенденций становится сглаживание половых различий, которые в прошлом пребывали в большем противостоянии между мужественностью и женственностью. Сначала общество будоражили сексуальные меньшинства и превалирование в современной моде стиля унисекс. Сейчас оба явления укоренились в жизни, и мы принимаем их с большей терпимостью и меньшим презрением и любопытством. 

Однако растущее «омужествление» женщин и «оженствление» мужчин становится все труднее игнорировать, но еще труднее давать этому какую-либо оценку. На самом деле эта тенденция и есть, и нет. Говорить, что явление уникально для современно общества – значит покривить душой против истории, а там были и амазонки, и гомосексуальная любовь, воспетая к примеру древнегреческим философом Платоном. Женственность (или феминность), присущая творчеству Леонардо да Винчи, подарила миру шедевр, а мужескость (или мускулинность) Софьи Ковалевской позволила пополнить ряд ученых, а Жанне д’Арк спасти Францию.

Почему же тогда современное общество обеспокоено, почему присутствует тревога и недовольство? Возможно потому, что выраженная человеческая бисексуальность становится не уделом одиночек или изолированных групп, а приобретает общественный размах, и вторая, более веская причина заключается в том, что это явление затрагивает институт семьи. Классическая семья, где папа обеспечивает и защищает, а мама заботится и лелеет, перестала быть доминирующей формой отношений. Теперь есть гомосексуальные семьи, есть семьи без отца, есть отцы, которые живут на несколько семей и, по всей видимости, этот список «видоизмененных» семей можно пополнять. Традиционная семья, ее ценности и устои претерпевают серьезный кризис. И здесь, к сожалению, стоит констатировать, что такой подрыв традиционного института семьи обуславливает трудности половой идентичности у ребенка, а нарушения половой идентичности приводят к созданию искаженных семейных отношений. По сути, это замкнутый круг.

Такой подрыв традиционной семейной структуры обусловлен и социально-историческими факторами. Если обратить внимание на волны в социальном развитии общества, можно обнаружить следующее: сначала общество претерпело эмансипацию женщин с порождением крайних движений в виде феминисток, затем говорили об акселерации в отношении следующих поколений, а затем волна легализации гомосексуальных отношений. Эмансипация женщин привела к тому, что трудовые обязанности стали равными, роль женщины как матери стала уменьшаться. Неполноценное материнство приводило к раннему отделению ребенка от матери, и как следствие, появилась некоторое опережение в развитии детей по сравнению с предыдущими поколениями. Такая видимая акселерация, однако, своей обратной стороной имела недополучение первичного эмоционального опыта взаимодействия с матерью, когда ребенок полностью зависим от нее, и в котором ребенок впервые получает понятие о своем теле и своем поле, что, в свою очередь, могло способствовать накоплению трудностей в половой идентичности и полоролевых отношениях.

Все это присуще и в целом Европе и России с ее любовью к крайностям в частности. В Советском Союзе женщине не просто дали равные с мужчиной права, но и перестали воспринимать как женщину. Достаточно вспомнить образ женщины тех лет – стахановка, передовик производства, строитель светлого будущего. Невольно вспоминаешь поговорку о наших героинях: «я и лошадь, я и бык, я и баба и мужик», которая очень ярко отражает утрату истинно женского и превращение в этакое монстрообразное существо – мужебабу. Восхищение образом женщины, способной коня на скаку остановить и в горячую избу войти, прививалось нам и на уроках литературы. Хотя если подумать, то непонятно зачем такой женщине мужчина, ведь она способна любого заткнуть за пояс. Или получалось так, что у такой сильной «мужебабы» муж оказывался слабовольным, пьющим и ленивым, поскольку он заранее оказывался дискредитирован как мужчина. Рядом с такой женщиной ему трудно не потерять самоуважение. Представим себе семью, типичную для российской глубинки. Дети, растущие в такой семье, где отец слабый и униженный, а мать сильная и властная, часто оказываются зависимыми от матери в течение всех жизни. Девочки, вырастая и выйдя замуж как правило либо идентифицируются с матерью и копируют ее поведение в своей семье либо наоборот находят в противоположность своему отцу «сильного мужа», сила которого может быть выражена довольно гротескно – он лезет в драки, обладает взрывным характером, иногда его требования доходят до самодурства, нередко бьет жену и детей. Мальчики из такой семьи чаще всего презирают отца и испытывают очень противоречивые чувства к матери, от которой так толком и не могут отделиться. Чаще всего противостояние жене и попытка ее унизить диктуется желанием поступить так с матерью. Этот пример показывает, что происходит, когда нет понимания равноценности обоих полов, их уникальности, их дополнительности друг другу и их взаимонезаменяемости. Мать – как носитель женского начала и отец – как носитель мужского должны в первую очередь ценить качества противоположного пола, которыми они не обладают сами. Ведь поэтому они и создали семью, чтобы посредством дополнения друг друга, идентификации друг с другом, не противостоять, а творчески созидать окружающий мир. Ведь мудрая природа создала более высокоорганизованные виды двуполыми, и им для продолжения рода нужны два существа разного пола. Для развития психики новорожденного тоже нужны два человека разного пола, каждый из которых вносит свою лепту.

Безусловно, такое объяснение спорно и не без изъянов. Однако масштабы искажения семейственности заставляют задумываться о том, сохранится ли институт семьи в будущем вообще и если да, то каким. Много статей выходит с попыткой проанализировать хорошо или плохо, когда в семье жена зарабатывает, а муж ведет хозяйство, можно ли растить детей в гомосексуальных семьях, можно ли считать семью семьей, если супруги решают не иметь детей… На эти вопросы нет однозначных ответов. Что брать за критерий психологического благополучия? Ведь люди в таких семьях могут быть счастливы. Помимо того, что традиционная семья утратила статус единственности, потеряли свою роль и семейные традиции. Большую дружную семью, где несколько поколений собираются каждый вечер за одним столом,. сейчас чаще увидишь в советском фильме, чем в реальной жизни.

Безусловно, что для ребенка, появившегося на свет и не имеющего представления о том, кем он является, определяющим является взаимоотношения с родителями, в ходе которого и появляется самовосприятие ребенка. Конечно, когда мать женственна и способна получать удовольствие от своего материнства, ребенок получает способность к пониманию ценности женщины, которая олицетворяет материнство. Мать также передает ребенку знание о его отце. И здесь также важен характер ее отношений с отцом ребенка. Чем негативнее это отношение, тем более противоречивым будет и представление ребенка о противоположных полах, поскольку родители – это не только люди, заботящиеся о ребенке, но и представители разных полов.

Необходимость примирения с тем, что субъект может принадлежать только к мужской части человечества или только к женской и что выбор пола не зависит от него самого способна вызвать внутренний конфликт. Конечно, современные технологии позволяют изменить пол, но нельзя быть и мужчиной и женщиной одновременно. И эта невозможность определяет чувство зависти к противоположному полу, который, как кажется, имеет ряд преимуществ. В этом отношении уместен будет анекдот по поводу того, что лучше: родить ребенка и каждый месяц страдать от ПМС или два года служить в армии и каждый день бриться… Когда мужчина или женщина вступает в любовно заряженные отношения с противоположным полом, то конфликт может быть снят благодаря возможности идентификации с партнером. Если в партнерских отношениях преобладает зависть к противоположному полу, то любовные отношения уступают место конкуренции. Причем наряду с конкуренцией в профессиональной сфере, где женщина пытается превзойти мужчину, все чаще встречается конкуренция с женщиной в сфере материнства, когда отец претендует на лучшую заботу о ребенке.

Зачастую трудности с собственной половой идентичностью приводят к полной растерянности, когда рождается ребенок не того пола, которого ждали и к которому были готовы родители. Очень часто бывает так, что родители ждавшие девочку, начитают воспитывать мальчика как девочку и наоборот. Или просто не знают, что делать с ребенком «не того» пола. Ребенок в глазах матери видит не восхищение, а презрение или испуг и у него появляется смутное ощущение, что с ним что-то не так. Истоки такого отношения к ребенку «нежелаемого» пола лежат в раннем опыте самих родителей, и попытки рожать детей, пока не родится тот желаемый, способны вызвать лишь сочувствие. В семье, где брата предпочитают сестре или наоборот, у ребенка, может появиться идея о том, что причина большей любви родителей связана с половыми различиями, что усиливает чувство зависти к противоположному полу и противоречия в отношении своего. Дети, из семей, где обесценен пол ребенка, попадая в коллектив сверстников, испытывают как правило отчуждение и непонимание. Рассказы о своем детстве транссексуалов довольны типичны в этом отношении – они чужие среди «своих».

К сожалению, создается впечатление, что и проблемы в половой идентичности и конкуренция с противоположным полом имеют тенденцию нарастать в современном обществе. Оба фактора приводят к искажению семейных отношений, что в свою очередь порождает противоречивое отношение к семье у последующего поколения. С другой стороны, нельзя сбрасывать со счетов и социальные факторы, ведь и на государственном уровне идет развенчивание семейственности. Отсутствие социальной поддержки семейного института и в целом его культуральная непривлекательность лишь обостряют трудности сосуществования двух людей, принадлежащих к разным частям человечества. Еще недавно трудно было себе вообразить, что в государственной Думе будет обсуждаться возможность о законности полигамного брака, а церковнослужители решатся на венчание гомосексуальной пары.

Безусловно, говорить, что наиболее благоприятное развитие ждет ребенка в благополучной семье, где есть мама, папа, бабушки и дедушки, все живут дружно и хорошо – это идеалистическая утопия. В реальной жизни всегда есть свои реальные проблемы, и внешне благополучная семья может иметь свои «скелеты в шкафу». Но ребенок, узнавая о свой половой принадлежности, должен узнавать и о том, какими ценностями он обладает в соответствии с ней. Мальчик – это будущий мужчина, он сильный и творческий, он способен к агрессии в случае посягательства на то, что принадлежит ему. Девочка – это будущая женщина, она красива и способна рожать детей, она хранительница домашнего очага. Также ребенок должен иметь и представление о ценности противоположного пола. Неполная или нетрадиционная семья не должны быть в этом отношении исключением – например, ребенок (не важно мальчик это или девочка) из неполной семьи, где отец ушел из семьи, не должен считать, «что все мужики козлы», в его жизни должны быть другие уважаемые его мамой мужчины (дедушки, дяди, отчим, учителя, тренеры или кто-то еще), чтобы получить реальное представление о двуполом мире. В любом случае ребенок должен видеть, что между представителями разных полов существуют такие отношения как уважение и любовь, а не конкуренция, презрение и борьба.

Остается только надеяться, что ностальгия по теплым семейным отношениям качнет этот маятник в другую сторону, и каждый из членов семьи будет получать удовольствие от своего уникального вклада и уникального статуса в маленькой ячейке огромного и, увы, не безопасного мира.

Добавить комментарий