Социальные навыки ребенка

Категория: Статьи

Дата публикации: 2015/09/06 | Комментариев нет

Родители — это проводники ребенка в социальный внешний мир. Именно родители знакомят ребенка с правилами поведения, которые помогают адаптироваться в незнакомой обстановке и налаживать контакт с другими людьми. От адаптированности самих родителей и умения проложить мостик между семьей и социумом зависит и успешность ребенка в социальном мире и социальных контактах, развитие умения выбирать друзей, принимать правила группы и игр, подчиняться режиму и требованиям в социальных заведениях.

Попробуем разобраться, какой стиль родительства помогает ребенку наилучшим образом построить контакт с социальным миром, и чтобы этот контакт помогал, а не препятствовал внутренним векторам развития личности самого ребенка. 

Проблемы ребенка внутри семьи могут скрываться или отрицаться самими родителями. Ребенок является частью семейной системы, и зачастую трудности ребенка обусловлены тем, что он с рождения вовлечен в семейную структуру, к которой надо приспосабливаться.

После рождения ребенок пребывает в симбиозе с матерью, от эмоционального и физического состояния которой он полностью зависит, и лишь постепенно с первыми шагами начинает отделение от матери.

Потом вместе с мамой или другим членом семьи, возможно, няней, ребенок начинает знакомиться с социумом сначала на прогулках, иногда в игровых, на развивающих занятиях и тому подобных местах, а затем в детскому саду и школе.

И именно при столкновении с социумом происходит проверка, своего рода экзамен на адаптированность ребенка и в целом семьи.

На прогулках ребенок встречает других детей, а мама (или тот, кто заботится о ребенке в этот период, начиная с года) встречает других взрослых. Ребенок очень много имитирует то поведение, свидетелем которого он становится.

Если взрослый здоровается и открыто ведет себя по отношению к другим детям и взрослым — ребенок улавливает то, что эти контакты безопасны.
Если взрослый общается с другими и улыбается — ребенок принимает то, что общение может вызывать приятные эмоции.
Если взрослый закрыт от контактов, тревожен, как бы его ребенка не обидели, не здоровается и тому подобное — то и для ребенка это сигнал того, что внешний мир враждебен, надо опасаться или быть закрытым от него.
Поскольку я часто бываю на площадках со своими детьми, я видела очень много различных вариантов взаимодействия взрослых с детьми. Часто, приведя ребенка на площадку и видя, что он весело и активно начинает вовлекаться во взаимодействие с другими детьми, лезет за ними на лазилки и карусели, взрослый (чаще других бабушки) старается как можно быстрее увести его под любыми предлогами.

Ребенок — это активный исследователь, и если это стремление не задавить,
а ввести правила безопасности, то в дальнейшем это стремление развивается в познавательную активность, от которой зависит успешность в учебе.

Правила безопасности надо вводить не из желания запугать так, чтоб не делал, а через знакомство и доведения до понимания, до осознания возможных последствий, лучше всего с использованием уже имеющегося у ребенка опыта и доступным ему языком. Как правило, ребенок к 2 годам уже хорошо понимает, что такое больно, и что происходит, когда болеют.

В социальных контактах бывает проблема выстраивания границ и разделения своего и чужого, что часто приводит к конфликтам, причем иногда даже с вовлечением в этот конфликт родителей. Это происходит потому, что у самих взрослых порой есть спутанность относительно границ.

Хорошо, чтобы сам взрослый понимал, что между ним и ребенком тоже есть границы. И если игрушки куплены ребенку, и он считает их своими, то они ЕГО игрушки — и только ребенку решать, кому их давать или не давать. Никогда не стоит решать за ребенка.

Многие родители думают, что пока ребенок не говорит, можно за него решать, дать ли другому ребенку игрушку. А то и позже, даже когда ребенок протестует, ему сообщают, что делиться необходимо, а то друзей не будет. Важно предоставить выбор самому ребенку, совершенно не факт, что Ваш малыш хочет дружить именно с этим мальчиком или девочкой, которые захотели его игрушки.

То же самое касается и чужих игрушек. Если родитель спрашивает разрешения у другого ребенка, то и малыш улавливает, что не все принадлежит ему, и учится спрашивать сам.

Однако бывает и так, что связь родителя и ребенка так сильна, и родителю так трудно ограничивать ребенка, что он без обиды или внутреннего дискомфорта не может принять то, что его ребенку откажут, и что тот будет страдать, плакать, скандалить.

На самом деле родитель, стремящийся к тому, чтобы его ребенку было максимально комфортно, чтоб его не обижали в этих песочницах и игровых (чаще всего такие родители не отдают ребенка в сад именно по этой причине — из-за страха, что ребенка обидят), демонстрирует защитное или избегающее поведение, в других случаях такая мама может пойти и на конфликт.

А ребенок, вместо того, чтобы знакомиться с так называемым принципом реальности, т. е. с тем, как строятся нормальные социальные контакты, остается в иллюзии своего всемогущества, а заодно и маминого. Чем дольше эта иллюзия подкрепляется, тем больше фрустраций испытывает ребенок при взаимодействии с внешним миром в дальнейшем.

На самом деле задача взрослого в социальных контактах —
показать ребенку возможные стратегии для эффективного взаимодействия.

Например,

чужую игрушку можно попросить,
если не дали, можно предложить поменяться,
можно предложить поиграть вдвоем,
можно отложить желаемое, в случае если уж совсем невозможно заполучить ту чужую игрушку, которую захотел ребенок — в таком возрасте дети еще довольно отвлекаемые и переключаемые.
Не стоит думать, что социальным навыкам учат отдельно где-то в саду, в школе. Сад и школа — это заведения, в которых ребенок демонстрирует эти навыки и развивает.
Часто в сад детей завлекают тем, что там много игрушек, при этом почему-то забывая сказать, что детей, которые хотят играть в эти же игрушки, в саду тоже много.

К трем годам у детей при нормальном развитии уже довольно высокая социальная мотивация, и ребенку хочется идти в сад общаться, находить себе друзей. Однако этого не происходит, если мать и ребенок остаются в симбиотической связи, тогда эта пара не может выдержать тревоги и разлуки. Ребенок тревожится за маму, как она без меня, тревожится за себя, ведь мир такой небезопасный.

Самый распространенный показатель того, что симбиоз затянулся — это сон ребенка в маминой кровати в этом и старшем возрасте. Такие дети тяжело адаптируются еще и потому, что те самые границы стерты, нет понимания, что другие люди, другие дети — отдельные существа, что есть их отдельные желания, и они часто могут противоречить собственным.

Еще один важный момент в адаптации ребенка — это умение принимать свой проигрыш и умение принимать вину. Идентифицирующийся с ребенком родитель, вместо того, чтобы сочувствовать и утешать в ситуации проигрыша, часто бунтует и нападает на тех, кто, по его мнению, виновен в проигрыше его чада.

Ребенку гораздо важнее знать, что родитель примет его любым — и чемпионом, и проигравшим, что родитель любит и ценит его любым, что родитель умеет грустить и расстраиваться в таких случаях, но умеет и находит в себе силы продолжать путь, не терять надежды, продолжает верить в ребенка.

С виной тоже часто бывает непросто. Подчас родителю очень тяжело справиться со своей нарциссической любовью и принять то, что его ребенок может быть обидчиком, может быть неправым и виноватым в какой-то ситуации.

С чувством вины многим людям, особенно это явно на постсоветском пространстве (как на уровне государства, так и отдельных граждан), бывает очень сложно справиться. Чаще всего это чувство либо отрицается, либо вина проецируется на жертву (жертва сама виновата).

Иллюзия своей грандиозной невиновности очень часто считывается ребенком с поведения родителей. В конфликтах между детьми и родителями родители уверены, что виноват ребенок, хотя по факту не всегда так. Умение вставать в позицию ребенка и умение принести извинения, когда виноват родитель, а также обсуждение конфликтных ситуаций постфактум, когда «взрывы отгремели», развивает в ребенке рефлексию и навык обдумывания поступков.

Также хорошо помогает разобраться в этих чувствах совместное обсуждение литературы.
И уж совсем не помогает насильственное принуждение к извинению.

Недавно произошла ситуация, свидетельницей которой я стала: девочка 5-ти лет, плавая в бассейне, укусила немотивированно другую девочку постарше. И вместо того, чтобы принести извинения, появившаяся бабушка начала нападать на всех, включая других детей, но после дома физически наказала саму виновницу, окончательно запутав ребенка относительно того, что значило ее поведение, и как себя вести, когда ты виноват.

Структуру таких семей можно сравнить с «мафиозной», когда если «мое», «если член клана», то перед всем миром главари будут защищать его до последнего, но внутри клана ждет расправа.

У ребенка эта агрессия по отношению к внешнему миру обусловлена ровно тем, что он не может чувствовать себя в безопасности нигде — ни вовне, ни внутри семьи.

Дети очень бывает довольно разные по темпераменту, по своему эмоциональному и интеллектуальному развитию, но каждому ребенку когда-то предстоит жить в социуме, когда-то предстоит стать самостоятельным человеком и покинуть родительскую семью.

А способности к адаптации закладываются с малых лет в семье и через семью, и во многом зависят от того, какими проводниками из семьи в мир (или полупроводниками, или изоляторами) мы служим своим детям.

Добавить комментарий